Депутаты Государственной Думы предлагают ужесточить уголовную ответственность за заготовку и оборот редких пород древесины
Депутат Государственной Думы Российской Федерации, лидер фракции КПРФ Зюганов Геннадий Андреевич

Депутаты от фракции КПРФ во главе с Геннадием Зюгановым внесли в Госдуму законопроект о повышении штрафов до 5 млн рублей за сбыт, приобретение, хранение и переработку заведомо незаконно заготовленных редких пород древесины. Максимальное же наказание за эти преступления может составить до пяти лет лишения свободы.

Поправки предлагается внести в статью 191.1 Уголовного кодекса РФ. В настоящее время вышеуказанные преступления, совершенные в крупном размере, наказываются штрафом в размере до 300 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, обязательными работами на срок до 360 часов, исправительными работами на срок до двух лет, принудительными работами на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок. КПРФ предлагает установить штраф в размере 1 млн рублей и увеличить срок лишения свободы или исправительных работ до трех лет.

Если преступления совершены группой лиц по предварительному сговору, предлагается установить штраф от 1 млн до 3 млн рублей (в настоящее время от 200 тыс. до 500 тыс. рублей) или в размере заработной платы и иного дохода осужденного за период до трех лет. Кроме того, возможно наказание в виде исправительных работ на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до четырех лет, либо лишение свободы на тот же срок. В настоящее время за данные преступления предусмотрено лишение свободы на срок до трех лет. Кроме того, одну из мер предлагается смягчить — обязательные работы будут назначаться на срок до 420 часов (сейчас до 480 часов).

Если преступления совершены с использованием служебного положения, предлагается установить штраф в размере от 2 млн до 5 млн рублей (сейчас от 500 тыс. до 1 млн рублей), ввести принудительные работы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Максимальное же наказание составит до пяти лет лишения свободы (в настоящее время до трех лет).

Источник: ТАСС

Необходимо отметить, что депутаты Государственной Думы в этом законопроекте не ограничились внесением изменений в статью 191.1 Уголовного кодекса РФ.

Кстати: почему-то ТАСС все заслуги по разработке и внесению данного законопроекта приписаны фракции КПРФ вообще и Геннадию Андреевичу в частности, а ведь из 12 депутатов Государственной Думы, подписавших законопроект при его внесении, есть и два представителя фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ» в лице депутатов Н.Н. Иванова и Д.Г. Новикова.

Помимо предложений по внесению изменений в статью 191.1, депутаты предложили дополнить Уголовный кодекс РФ статьёй 260.1 «Незаконная заготовка редких и находящихся под угрозой исчезновения деревьев, кустарников, лиан, иных лесных растений, занесенных в Красную книгу Российской Федерации или красные книги субъектов Российской Федерации», в которой предусматриваются повышенные меры уголовной ответственности за незаконную рубку редких и находящихся под угрозой исчезновения деревьев, кустарников, лиан, иных лесных растений, занесённых в Красную книгу Российской Федерации или красные книги субъектов Российской Федерации.

Обоснование необходимости разработки законопроекта типовое: некие оценки неназванных экспертов и якобы официальная статистика (без ссылок и без конкретных цифр) выявленных незаконных рубок, согласно которым наибольшее число фактов незаконной заготовки древесины приходится на «экспортно-ориентированные лесные регионы» страны, и в первую очередь на границе с Китаем.

Тем не менее, вывод в данном случае делаю категоричный: в случае принятия данного закона Уголовный кодекс РФ, а именно глава 26 «Экологические преступления» пополнится изменениями с почти нулевой практической ценностью.

Во-первых, само по себе усиление наказания в санкциях об экологических преступлениях не приводит к снижению числа совершаемых уголовно-наказуемых деяний — это наглядно демонстрирует правоприменительная практика по статье 256 УК РФ «Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов» и по статье 260 «Незаконная рубка лесных насаждений».

Во-вторых, выявить в общей массе произведённых лесозаготовок древесину редких и находящихся под угрозой исчезновения видов деревьев и кустарников просто нереально: специалистов с такой квалификацией нет ни в Минприроды, ни в органах государственной власти субъектов Российской Федерации.

Иные причины называть не стану, ибо приведённых двух вполне достаточно для понимания ситуации: законопроект, безусловно, и разумен и актуален, но на практике реализовать его нормоположения не удастся.